www.microbik.ru
1 2 ... 19 20





ББК63.3 (2Р — 4Тул) С 67



ISBN 978-5-8125-1028-2
Сотников М.А. На рубеже эпох: документальные очерки. — Тула*. Гриф и К, 2007. — 332 с.

© Сотников М. А., 2007

90-й годовщине Великой Октябрьской Социалистической революции

посвящается

Пусть поколения вспоминают их имена. Вот кто они были и что сделали.

Н.И. Подвойский

Уважаемый читатель!

Накануне знаменательного юбилея Великой Октябрьской соци- алистической революции выходит из печати эта книга, повест- вующая о туляках-революционерах, людях яркой и нелегкой судьбы, самоотверженно и честно отдававших все свои силы делу освобождения трудящихся и вдохновенно строивших новое общество на рубеже веков. Автор — Митрофан Андреевич Сотников, историк-краевед, лауреат премии им. С.И. Мосина, известный своими книгами и публикациями патриотической направленности, не только внес вклад в тульское краеведение, он сделал успешную попытку документально-исторического описания эпохи революционных преобразований в жизни Тульского края.

У нас огромная и, очень часто, трагическая история. Но она — наше великое общее достояние. Труды и дни наших предков, их чаяния и надежды — это духовная точка опоры, тот нравственный компас, который помогает выбрать надежную дорогу, правильный образ действий. Поэтому так важно знать и понимать свою землю, свое прошлое, ибо память—это та самая прочная нить, что связывает поколения, наполняет смыслом жизнь.

И мы. ныне живущие, принимая эстафету памяти, эстафету созидания и подвигов наших отцов и дедов, должны понимать, что берем на себя высочайшую ответственность за то, чтобы сохранить духовное наследие наших предков. И прежде всего не растерять особый творческий настрой и характер туляков — дух упорства и мужества, патриотизма и мастерства, неукротимого поиска и победы.

Этот дух особенно необходим сейчас, на крутом изломе жизни, когда решается судьба Отечества...


В.А. Стародубцев
Герой Социалистического Труда, член ЦК КПРФ

ПРЕДИСЛОВИЕ

В самом начале нынешнего века Россия пережила великие потрясенйя, когда в результате длительной планомерной подготовки большевики сумели одну социально-экономическую формацию сменить другой.

Тула, находясь в самом центре страны, почти рядом со столицей, естественным образом была вовлечена в орбиту революционной борьбы, особенно потому, что основу ее населения составлял рабочий класс.

В то же время Тула отличалась некоторыми специфическими чертами своего жизненного уклада, что существенно затрудняло работу большевиков. Советская власть была установлена в Туле лишь 7 декабря 1917 г.

Тому, как жили в эпоху великой ломки туляки, как участвовали в подготовке революции, в установлении и укреплении Советской власти, в строительстве основ нового общества, и посвящена предлагаемая книга. В ней описаны события 30-летнего периода: становление Тульского комитета РСДРП, организация социал-демократами первой политической демонстрации в 1903 г., кровавая стычка революционно настроенных демонстрантов с черносотенцами 21 октября 1905 г., первая забастовка на Тульском оружейном заводе в конце января — начале февраля 1917 г., оплоте «благонадежности и верноподданности», участие туляков в Гражданской войне, первые шаги в восстановлении экономики Тулы.

Как бы параллельным планом в каждом очерке дается описание того исторического и общественно-политического фона, на котором разворачивались события и действовали тульские большевики. Это и волна стачечного движения на юге страны в 1902 г., и октябрьская Всероссийская стачка 1905 г., и Первая мировая война, и события Гражданской войны, особенно те, что связаны с военным коммунизмом, комбедами, продразверсткой, решением продовольственной проблемы, и переход к нэпу после Гражданской войны.

В каждом очерке действует одна или несколько реальных личностей, чем-то особенным отличившихся на поприще революционной борьбы. Это в основном оружейники или выдвиженцы с оружейного завода. Надо сказать, что из среды тульских оружейников вышло много деятелей и местного, и российского, и даже союзного масштаба. Имена можно перечислять долго: Н.П. Теплов, братья Пузаковы, Галкины, М.И. Сундуков, Н.А. Орлов, А.М. Пузаков, С.С. Колесников, М.Ф. Шурдуков, B.C. Михеев, Ф.М. Куренков.

И.А. Невструев и К.Н. Орлов не были коренными туляками и потомственными оружейниками, но они так много сделали для Тулы, что и их мы вправе считать туляками.

Чем же объяснить парадоксальное, казалось бы, положение, когда из консервативной среды оружейников вышли деятели коммунистических взглядов? (Ответ на этот и другие вопросы читатель найдет в предлагаемых очерках.)

Замысел книги состоит в том, чтобы достоверно изложить факты тульской истории с конца XIX века и до конца 30-х годов XX века, правдиво описать жизнь и деяния тульских большевиков, искренне веривших в идеалы молодости даже тогда, когда их сажали в ежовские и бериевские лагеря за... «контрреволюционную деятельность», «антисоветскую пропаганду» или «шпионаж» в пользу любой иностранной державы, название которой могло прийти в голову следователю.

И, тем не менее, автор старался, как правило, воздерживаться от комментариев, давая возможность читателям самим разобраться в сути происшедшего в России и в Туле на рубеже двух исторических эпох.

В ходе работы над книгой автором собраны все доступные материалы хранящиеся в архивах Тулы, Куйбышева, Свердлов

ска, в некоторых архивах Москвы, Ленинграда, а также Ижевска, Горького, Ростова-на-Дону, Гомеля, Полтавы, г. Нукуса и г. Ташкента Узбекской ССР. Особенно много материалов поступило из Центрального партийного архива.

При написании очерков использовались публикации в исторической литературе и периодической печати, касающиеся жизни и деятельности тульских большевиков, включая работы, увидевшие свет в 1989 г. Перечень использованных источников, архивных материалов и публикаций прилагается в конце книги. Там же читатель найдет перечень старых и новых названий тульских площадей и основных улиц, переулков.

Автор сердечно благодарит сотрудников партийных и государственных архивов, различных музеев, ветеранов-большеви- ков, поделившихся воспоминаниями, а также родственников погибших героев очерков за помощь в подготовке материалов для этой книги.

Особую признательность автор выражает Г.М. Чуднову за оказание помощи при подготовке рукописи к печати и Л.П. Будаевой за содействие в подборе архивных материалов.

ПЕРВАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ

Экономическая, политическая и духовная жизнь Тулы и ее обитателей в начале XX века была настолько пестра и колоритна, характеры туляков, принадлежавших к разным социальным группам, так своеобразны, что все это вместе создавало невероятно большие возможности для деятельности партий самого широкого спектра—от красного до угрюмо-черного.

Исторически сложилось так, что на протяжении двух столетий главным промышленным предприятием Тулы был государственный оружейный завод, на котором трудилась основная масса наиболее квалифицированных рабочих города. Казенная принадлежность завода определяла и особое положение людей, на нем работавших. Это были, как правило, потомки тех «царевых» кузнецов, что с петровского времени занимались выделкой оружия и обладали немалыми привилегиями, позволявшими иметь уровень жизни значительно более высокий, чем у остального рабочего населения Тулы. И хотя часть привилегий была отменена в ходе реформы 1864 г., но обособленное положение оружейников в течение двух веков сформировало особый характер казенного кузнеца, крепко державшегося за место на государственном предприятии, политически пассивного, несколько свысока относящегося ко всем «неоружейникам».

В 1870 г. Военное министерство приняло «Положение о вольнонаемных мастеровых и рабочих артиллерийско-технических заведений», содержащее такие льготы, о которых и мечтать не могли рабочие частных заводов и фабрик.

Оружейники имели высокий заработок, им и их семьям оказывалась бесплатная медицинская помощь. Начальник завода имел право предоставлять заболевшему рабочему отпуск до двух месяцев с сохранением половины среднего заработка, а также мог дать неоплачиваемый отпуск до шести недель.

Правительство сознательно шло на предоставление льгот оружейникам, создавая из них «рабочую аристократию», надежный оплот, который помог бы удержать пролетариев от «искушений, предоставляемых коммунистическими агитаторами». Прослойка «рабочей аристократии» была столь значительной, что создавала благоприятную питательную среду для развития мелкобуржуазных воззрений, поддержания корпоративного духа привилегированности, что в свою очередь предопределяло широкую социальную базу для деятельности всякого рода мелкобуржуазных партий. Для социал-демокра- тов оружейный завод был наиболее трудной, но и одновременно притягательной точкой приложения революционной пропаганды. Члены РСДРП, несмотря на жесткие условия приема на предприятие, все-таки поступали на завод, внедрялись в рабочие массы и среди низкооплачиваемых тружеников и молодежи скрупулезно выискивали тех, кто осознавал несправедливость существовавшего строя, кто готов был подняться на революционную борьбу.

Жандармы и полиция, исправно отрабатывая высокие оклады жалованья, не спускали глаз с революционеров. Но те, умудренные опытом подпольной борьбы, ухитрялись собирать рабочих на сходки, беседовать с ними, просвещать в меру возможности. За лето 1903 г. пять сходок удалось провести в Басовском лесу, две — в Щегловской засеке и одну — в лесу у деревни Гостеевка. Но в них участвовали главным образом патронники, деповские рабочие, пролетарии с частных, в основном самоварных, предприятий. Оружейники шли на сходки неохотно.

Оружейное производство породило в Туле множество разнообразных промыслов, ставших типичными образчиками капиталистической мануфактуры. Это и гармонное производство, и самоварное, и каретное, и скобяное, и замочное. Хозяева и хозяйчики «заведений» яростно конкурировали, пожирая неудачников. Некоторые из них, вроде Баташевых, Ливенцевых или

Латовых, процветали, создавая крупные производства, другие, разорившись, канули в лету. На этих предпринимателей работали несколько десятков тысяч бесправных пролетариев. Вот как описывал жизнь рабочих очевидец, туляк И. Денисов:

«Работали больше поденно за 40-80 коп. в день, на работу заступали в 4-5 утра, а кончали в 8-9 вечера. Были сдельщики, они работали с подручными. Вставали сдельщики еще раньше, в 2-3 часа утра, а зарабатывали все же не более, как 12-15 рублей в неделю. Подручные у них получали 2-4 рубля в неделю. Были одиночки-сдельщики. Они также работали с 3 утра до 9 вечера, а заработок едва доходил до 7 рублей. А хозяйчики, помимо эксплуатации, имели еще и побочный заработок, занимаясь на дому торговлей. Они продавали рабочим так называемые «тычки» (хлебцы из серой муки.— Авт.), огурцы, вино. Шли также в продажу рубашки, штаны. Через час или два эти вещи несли обратно в заклад за полбутылки, а так как рабочий не мог их выкупить, то они без конца пускались в оборот...»

Не менее живописную картину частной фабрики дала газета «Правда» Тульского комитета РСДРП:

«Мастерская (скобяная фабрика Латова.— Авт.) представляет из себя помойную яму, везде грязь, пыль, смрад, пол земляной и вечно грязен. Хозяин обращается жестоко. Бьет кого придется и как попало. Рабочие живут впроголодь».

Рабочие самоварной фабрики наследников B.C. Баташева писали в «Правду», что «одной царапины или пылинки довольно, чтобы посыпалась на рабочего брань и чтобы самовар забраковали... Работу страшно бракуют, всего больше у тех рабочих, которые не дают взяток». В одной из корреспонденций рассказывалось, как приемщик «в угоду богу» или директору начал собирать на икону изобретенного святого Серафима... Большинство рабочих отказались дать деньги, говоря: «Хочешь икону заводить — покупай на свои...» Пришел приемный день, у отказавшихся дать на икону работа браковалась нещадно».

Крайне дешево ценился труд детей и женщин. Уже упоминавшийся И. Денисов писал: «На эксплуатации труда воспитан

ников-сирот хозяева выгоняли огромные барыши. Всегда эти «питомцы» были грязные, неумытые, рваные и босые. Выходили они из мастерской лишь в уборную да на кухню обедать и ужинать. Об отдельных постелях не могло быть и речи. Спали они на голых нарах, завернувшись в какие-то лохмотья. Вошью были богаты не менее чем их хозяева деньгами. Только работой не были обижены, работали по 18-20 часов.

Женский труд был совсем обесценен. Так, на частном меднопрокатном заводе женщины получали 25-30 копеек в день. Работали они с 6 утра до 7 часов вечера с трехчасовым обеденным перерывом».

Столь же тяжкие условия труда были на Тульском патронном заводе, принадлежавшем акционерной компании, на заводе «Тульские мастерские», в Тульских железнодорожных мастерских Московско-Курской железной дороги, на Судаковском чугуноплавильном заводе Бельгийского акционерного общества, на заводе Маркова. Рабочие этих предприятий, измотанные непосильным трудом, попадали под влияние «батюшек», шли в кабак пропивать последнее или же бездумно, поддавшись чувствам, свирепо дрались в кулачных побоищах, вымещая накопившуюся злобу на своих товарищах.

Социал-демократам, большевикам предстояло разбудить классовое сознание этих пролетариев, донести до них мысли и идеи коммунистического учения, сформировать из них отряды стойких и сознательных борцов за новую жизнь.

Однако в Туле наряду с государственными и частными предприятиями существовали в очень большом количестве так называемые «мастерские» и кустари-ремесленники. И если последние, работая на фабриканта, так или иначе, сближались с пролетариями и становились частью широкой и прочной базы для общедемократической борьбы, то «мастерок» являл собою тип мелкого собственника, жадного и злобного, нещадно эксплуатировавшего рабочих-металлистов, прирабатывавших у него после трудового дня. Эти «мастерки» характером своим, стремлением «выбиться» в солидные предприниматели были

родственны лавочникам, приказчикам, извозчикам, которые пополняли ряды мелкобуржуазных партий и черносотенного «Союза святого архангела Михаила».

Ко времени первой русской революции в Туле насчитывалось 111 тыс. чел. населения, из них 65 тыс. были рабочие люди, то есть те, кто пропитание добывал физическим трудом. Но как они разнились меж собой! Привилегированные оружейники, бесправные рабочие частных фабрик, забитые нуждой надомники и работники мелких фабричонок, кустари-одиночки и работающие по договоренности у «мастерков», потомственные пролетарии и недавние выходцы из деревни, еще опутанные мелкобуржуазными предрассудками, как огня боящиеся «революционеров».

В Туле в начале XX века полицейских было в несколько раз больше, чем врачей, но не было ни одного института. Усердно махали кадилами «батюшки», зазывая людей в широко распахнутые врата 66 церквей. Выпить и закусить предлагали тулякам 60 трактиров, отвезти-привезти их могли шестьсот лихих извозчиков и неторопливая конка, являвшаяся гордостью городской думы, полностью отдавшей это прибыльное дело иностранным концессионерам. Но в Туле был театр — вот истинная гордость оружейной столицы! Правда, в то же время прослойка интеллигенции оставалась немногочисленной и не смогла оказать существенного влияния на духовное развитие туляков.

В тульском конгломерате классовых групп и слоев, интересов и противоречий, пережитков и наслоений прошлого большевикам было неимоверно трудно работать, но они использовали любую возможность для пропаганды марксистского учения, поднимая рабочих на классовую борьбу...

I Осенью 1901 г. в Тулу прибыл под гласный надзор полиции, I высланный из Москвы социал-демократ Платон Васильевич Лу- I начарский. Он был опытным подпольщиком, закаленным в по-

следующая страница >>